В ожидании цунами

Пока саратовский губернатор Валерий Радаев делает вид, что он неустанно консультируется и общается с «широкими слоями» общественности, на территории вверенного ему региона готовится к запуску экономический эксперимент, под кодовым названием «Профицит». Как в свое время бывший саратовский губернатор Павел Ипатов поверил экс-министру финансов РФ Алексею Кудирну и стал избавляться от «непрофильных активов», чтобы получить помощь из центра, так и Радаев, поверил нынешнему главе минфина Антону Силуанову, пообещал добиться профицита. Зачем региону, стоящему на грани дефолта потребовался профицит и какую цену придется заплатить за это «удовольствие» его населению?

На футболке Радаева хорошо показана динамика ВРП, бюджетный дефицит и рост внешнего долга
На футболке Радаева хорошо показана динамика ВРП, бюджетный дефицит и рост внешнего долга

Недавно эксперты международного рейтингового агентства Standard & Poor’s, (S&P) предупредили, что ряд российских регионов оказались на грани дефолта. В S&P отмечают, что регионы страдают от слабого экономического роста и замедлением роста прибыли в корпоративном сегменте. Также падают доходы населения. Все это ограничивает поступления по основным налогам в субъектах федерации — налогу на прибыль и НДФЛ. «При этом возросшие социальные расходы почти не оставляют регионам другого выбора, кроме как наращивать дефицит и долг», — сказано в докладе рейтингового агентства.

И хотя власти заявляют, что дефолт даже в одном отдельно взятом регионе РФ вряд ли возможен, поскольку федеральное правительство внимательно следит за положением в субъектах и всегда готово прийти на помощь, эксперты агентства с этим не согласны. Они утверждают, что дефолты не только возможны, но и уже происходят. В качестве примера приводится один субъект РФ, который допустил просрочку по банковскому кредиту. При этом агентство не раскрывает, что это за регион.

S&P так же стали известны случаи, когда региону удалось избежать дефолта, надавив на кредитора: банк пролонгировал кредиты по ставке ниже текущей рыночной. А это по классификации S&P трактуется либо как «предложение об обмене бумаг в стрессовых условиях», либо как эквивалент дефолта. Наконец, некоторые регионы отзывают выданные ранее гарантии до срока их истечения.

Конечно, сумма трансфертов и кредитов для регионов РФ внушительна (3% ВВП ежегодно), но она не идет напрямую на рефинансирование, а даже когда идет — часто несвоевременна, а критерии распределения средств труднопредсказуемы.

В 2014 году Минфин РФ ввел условие получения кредита — регион должен заключить соглашение о снижении дефицита и долга; в итоге нуждающиеся регионы получили помощь поздно.

Валерий Васильевич, пригласите в Сарато Наталью Зубареич, она вам наглядно покажет, в какой части тела оказалась экономика региона
Валерий Васильевич, пригласите в Сарато Наталью Зубареич, она вам наглядно покажет, в какой части тела оказалась экономика региона

Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики считает, что бюджетных кредитов недостаточно. На погашение банковских кредитов выделили 310 млрд руб., их хватит только на обслуживание процентов и только в этом году.

Не нами замечено, что в РФ давно уже пора возвращаться к бюджетному федерализму. По мнению ряда экспертов, Минфин не должен отделять бюджеты регионов от федерального, как он делает сейчас. Когда у страны низкий долг, а у регионов громадная долговая нагрузка и у подавляющего числа дефицит бюджета — это уже системная проблема. Доходы ограничены, а полномочия постоянно растут через передачу или разграничение полномочий.

Между тем глава Счетной палаты Татьяна Голикова сообщила, в 2015 году дефицит региональных бюджетов превысит 950 миллиардов рублей. На 1 мая госдолг субъектов федерации составляет от 2 до 2,4 триллиона рублей.

Еще раньше эксперты Высшей школы экономки (ВШЭ) сообщили о том, что долговая нагрузка в 20 российских регионах является сверхвысокой. К дефолтным регионам отнесли, в частности, Чукотку. Там сумма долга превышает доходы на четверть. В Смоленской, Костромской областях и Республике Мордовия долговая нагрузка также превышает объем доходов. В числе дефолтных регионов оказалась и Саратовская область.

О том, что саратовский губернатор, как обычно, посовещавшись с «широкими слоями общественности», согласился на эту, по нашему мнению, «дьявольскую» уловку Минфина, он заявил на своей последней пресс-конференции. Радаев особо отметил успехи правительства региона в сфере оптимизации бюджета, как необходимом условии получении поддержки федерального центра.

Первой под «нож успешной оптимизации бюджета» попала сфера образования. Учреждения образования ждет сокращение фонда заработной платы и численности персонала.

Татьяна Голикова насчитала внешний долг регионов в сумме 2,1 трлн рублей, а он, меж тем, уже достиг цифры в 2,4 трлн
Татьяна Голикова насчитала внешний долг регионов в сумме 2,1 трлн рублей, а он, меж тем, уже достиг цифры в 2,4 трлн

Министр образования Саратовской области Марина Епифанова направила письма руководителям подведомственных учреждений с требованием обеспечить экономию бюджетных средств.

Согласно тексту документа, с учетом секвестра расходов регионального бюджета, с 1 августа 2015 года средства, «предусмотренные на оплату труда образовательных учреждений, будут уменьшены на 5%».

Сокращение ФЗ будет осуществлено с первого августа 2015 года. Кроме того, с первого августа размер стимулирующих выплат для работников учреждений образования будет снижен на 35%. Кроме того, уже подготовлен проект постановления правительства, предусматривающий с того же времени уменьшение размера централизованного фонда стимулирования руководителей образовательных организаций с 1% до 0,25%.

Марина Епифанова в комментарии корреспонденту ИА «Свободные новости» отметила, что сокращения носят гипотетический характер. «С учетом того, что мы ждем кредит, может быть, это все еще не состоится», — сказала она и пояснила, что в соответствии с ее письмом обеспечить сокращение фонда оплаты труда руководители учреждений могут только посредством оптимизации штата сотрудников.

В конце мая депутаты областной думы, вероятно, по примеру Радаева, «широко пообщавшись» с избирателями, одобрили поправки в региональный бюджет на 2015 год. По предложению правительства области значительно сокращается расходная часть бюджета: 500 миллионов рублей экономится за счет изменения порядка предоставления субсидий на оплату ЖКУ и услуг по зубопротезированию для льготников и еще 788,8 миллиона рублей - за счет секвестрирования не внеочередных расходов министерств на 40%, сокращения численности бюджетных работников и аппарата правительства на 5%, а также реструктуризации задолженностей в дорожной отрасли. Данные средства планируется направить на сокращение бюджетного дефицита текущего года.

Меж тем, после «продолжительных консультаций с широкими слоями общественности» была подготовлена программа развития промышленности Саратовской области ценой в 10 млрд рублей.

Для финансирования программы на 2015 – 2017 годы нужно 6,3 млрд из федерального бюджета, частники должны дать 4 млрд, а Саратовская область только 333 миллиона. Задачу привлечь на один областной рубль 32 из других источников областные власти считают выполнимой.

Ну, разумеется, она не может быть не выполнимой, если не следовать рекомендациям Минфина РФ.

На этом, заканчивая обзор общеэкономической ситуации в регионе Саратовская область, можно было поставить точку. Теперь сделаем некоторые выводы.

Экономика региона в свободном падении
Экономика региона в свободном падении

Саратовский губернатор Валерий Радаев — лицо, крайне, не самостоятельное. О том, что надо сокращать социальные расходы Радаеву было известно, быть может, еще раньше, чем стало известно о том, что его назначат губернатором. Однако в течение более трех лет своего правления он только и делал, что «работал над сокращением внешнего долга». Внешний долг, несмотря на все усилия Радаева, продолжал расти. Только, когда саратовскому губернатору предложили сделку, сути которой, он, вероятно, не понимает до сих пор, он пошел на сокращение социальных расходов. Сам бы он на них не пошел ни при каких обстоятельствах.

К сожалению, саратовский губернатор не понимает, что развитие региона тормозит не внешний долг. Он не понимает, что при профицитном бюджете, не будет никакого роста, как, например, его не было в экономике РФ в целом, когда федеральный бюджет также был профицитным.

Дело не в долге и не в профиците, дело в самой модели экономики в целом и ее региональном аспекте в частности.

Например, Радаев свято верит, что чем больше заводов откроется на территории региона, тем будет лучше. Он, вероятно, не понимает, что благосостояние территории зависит не от количества заводов, а от сбыта выпускаемой ими продукции.

Гордостью саратовского губернатора (хотя это и не его заслуга) стал пуск металлургического кластера Северстали – Сортового завода Балаково. Меж тем, в Саратовской области нет залежей железной руды или бокситов алюминия. Этот завод рассчитан на работу исключительно на давальческом сырье, а построен он был именно в Балаково только потому, что может использовать относительно недорогую электроэнергию, вырабатываемую на БАЭС. Отсюда следует, что это предприятие будет давать в казну региона налогов, как кот наплакал.

Сырье для Северстали в Балаково
Сырье для Северстали в Балаково

Как нам сообщают, российская экономика будет падать, как минимум до 2018 года. А спад — это в первую очередь отсутствие спроса. Стало быть, та промышленность, развитие которой на территории региона оценили в 10 млрд руб. окажется убыточной.

О металлургическом кластере мы уже сказали. Теперь коротко остановимся на других. Комплекс транспортного машиностроения в регионе представлен: ОАО «Завод металлоконструкций» (Энгельс), ЗАО «Вагоностроительный завод» (Балаково), строящимися ЗАО «Энгельсский локомотивный завод» и ООО «Первая локомотивная компания». В комплекс также входят ОАО «Трансмаш», ООО «ЕПК Бренко», ПАО «Завод АИТ», ООО ЭТЗ «ГЭКСАР», ОАО «Волжский дизель им. Маминых», ООО «Электромеханический завод «Машиностроитель».

Это машиностроительный кластер, который в ближайшее время (спад и отсутствие спроса) обречен на стагнацию. В перспективе этот кластер вряд ли станет «локомотивом промышленного роста». Особенно в условиях, когда экономика не только региона, но и России — обескровлена (лишена денег и доступа к дешевому кредиту) и сильно отрезана от рынков сбыта.

Отдельно следует отметить и тот факт, что сам саратовский губернатор не раз отмечал, что наш регион, преимущественно, аграрный. Стало быть, надо развивать именно аграрные кластеры. Но вместо них, у нас будет развиваться машиностроение, которое никак не отразиться на общем развитии региона.

Сам Радаева отмечает колоссальный (я бы сказал — катастрофический) отток рабочей силы из региона. Но он и понятия не имеет, каким образом этот отток можно остановить. От себя добавим, что профицитный бюджет никак не повлияет на отток рабочей силы, напротив, еще больше ее усилит.

Повторим, стремление Радаева к профицитному бюджету, связан с желанием получить из федерального центра поддержку — иллюзорны, ибо такая поддержка в лучшем случае будет направлена на реструктуризацию внешнего долга, но никак не на развитие региона. .

Но и это еще не самое страшное. Дело в том, что нынешнему правительству Саратовской области и ее предводителю нельзя давать деньги. По той простой причине, что они не знают, что с ними делать. Например, экс-губернатор Саратовской области Павел Ипатов хотя бы шесть заводов заложил, а Валерий Радаев за три года правления так и не смог привести в должный вид дороги.

Мне уже приходилось отмечать, что это правительство — правительство, привыкшее жить по указке, не в состоянии понять, в каком регионе оно живет, что этому региону нужно, каковы у него перспективы и особенности, на что надо сделать ставку, чтобы осуществить прорыв.

Видимо, в федеральном центре уже поняли, что такому правительству денег давать нельзя. Майские дотации оказались крайне скудными.

В мае Саратовская область получила на развитие молочного скотоводства — 42 млн 842,6 тыс. рублей, а на обеспечение доступности приоритетных объектов и услуг в приоритетных сферах жизнедеятельности инвалидов и других маломобильных групп населения — 26 млн 246,2 тыс. рублей.

Это несравнимо мало, если иметь в виду многомиллионные транши февраля-марта и апреля 2015 года. Хотя не надо быть слишком продвинутым аналитиком, чтобы понять в жизни инвалидов, так же как и в молочном скотоводстве ничего не изменится.

Вот, Дмитрий Анатольевич, такого в магазинах вы не увидите
Вот, Дмитрий Анатольевич, такого в магазинах вы не увидите

http://vremenynet.ru/headings/?SECTION_ID=17&ELEMENT_ID=1752